Суспирия

Немного истории

Все началось с того, что юный Лука увидел фильм ужасов 1977 известного итальянского режиссера Дарио Ардженто «Суспирия». Как утверждает Forbes, тринадцатилетний парень был поражен увиденным до такой степени, что под впечатлением от просмотра сразу записал в свой дневник: «Суспирия», режиссер Лука Гуаданьино. Как было на самом деле – одному Богу известно. Однако сегодня эту надпись можно увидеть на постерах. Увидеть еще фильмы ужасов 2019 можно просто перейдя по ссылке.

О сюжете

Стоит понимать, что это не ремейк, сходство между сюжетами обеих картин сводится не к одному названию и именам персонажей. Однако начало одно: американка Сьюзи Бенион приезжает в Берлин конца 70-х для того, чтобы учиться в известной балетной школе. Школа, в свою очередь, является центром ведьминого шабаша. Зритель об этом знает, но не Сьюзи. И пока она преследует цель наилучшим образом проявить себя в роли солистки труппы, ведьмы уверены, что у девушки совсем другое предназначение. 

Результат горячего подхода режиссера трудно оценить однозначно. Просмотрев фильм ужасов хронометражем 152 минут, набитый проектами и символизмом к безбожному уровню, можно почувствовать скуку прямо-таки вселенского масштаба. И горе тем, кого эта скука вложила спать: кульминационная сцена черной мессы вырвет из сна интенсивными рвотными спазмами. Разительный контраст вводит в двоякое состояние, и до конца непонятно, фильм плохой, или ужасный.

Отношение к картине меняется после просмотра оригинала 1977 года. Насколько бы именитой классикой ни была «Суспирия» Ардженто, версия 2018 сюжетно продуманная лучше. Гуаданьино использует простой прием: переносит события в Западный Берлин, где активную деятельность развернула немецкая леворадикальная организация “Фракция Красной армии”. Регулярно по телевидению транслируются новости о совершении террористических актов, гнетущая обстановка ощущается на улицах города. Оно, казалось бы, имеет посредственное отношение к сюжету, но в качестве фонового настроения настраивает зрителя на тревогу.

Также удачным является изображение характеров и мотивации героев. Ардженто хотел изобразить события, происходящие с девушками подростками, однако столь юных актеров он утвердить никак не мог в связи со сценами насилия. Поэтому было принято решение задействовать совершеннолетних актеров и предусмотреть в фильме разного рода отссылки к тому, что ученицы школы моложе, чем кажутся на первый взгляд. Так, в некоторых сценах можно четко увидеть неестественную реакцию героев на раздражающие факторы, что делает из них скорее картонные макеты персонажей чем живых людей.

В новой «Суспирия» мы имеем двух основных контрастных героев:

  • ученица Сьюзи Бенион
  • учительница мадам Блан.

Поскольку нам известно, что школа является вместилищем шабаша, участие в нем и мадам Блан не является интригой. Более того, ее лицо явно обладает большим авторитетом в отношении других ведьм. Вывод: Мадам Блан антагонист. Сьюзи новый человек не только в школе, но и в ФРГ. Она талантливая, амбициозная, ее разум не омрачен страхом социально-политической нестабильности. Девушку привлекает перспектива учиться в лучших мастеров, а значит она может не знать о темной стороне школы. Итак: Сьюзи Бенион протагонист. Но есть одна особенность, которая не дает ей быть классическим «хорошим героем» – она абсолютно безразлична.

Пока героиня Ардженто всерьез шокирована всем, что происходит вокруг, героиня Гуаданьино механическая. Она отчужденно относится ко всему кроме танца, а сам танец у нее лишен человеческих чувств и напоминает больше набор ритуальных движений, чем язык тела. И дело не в хореографической методике Пины Бауш, которая стала основой для постановки всех танцевальных сцен фильма, а в статическом выражении лица Дакоты Джонсон, которое изо всех сил играло холод и железную хватку. И это существенное преимущество фильма, потому что благодаря тому, что игра актера гармонирует с позицией персонажа, все события наделяются смыслом от начала до конца.

Тильда Суинтон (в роли строгого хореографа мадам Блан) как всегда превосходна. Меньше хронометража досталось двум другим ее ролям: доктора Джозефа Клемперера и верховной ведьмы Елены Маркос. Отдельной похвалы заслуживает работа гримеров, и выдержка самой госпожи Суинтон. Обе роли нужно было играть в массивных силиконовых костюмах, не говоря уже про многочасовой процесс нанесения этого грима. Когда Тильда была замечена на съемочной площадке в мужской одежде, появились слухи, что она будет выполнять роль врача, практически единую мужскую роль, заявленную съемочным коллективом. Однако режиссер опроверг эти слухи категорически заявив, что эту роль будет выполнять психоаналитик в реальной жизни Лутц Эберсдорф, для которого роль в фильме должна была стать дебютной. Но никто этому уже особо не поверил.

Саундтрек

Еще можно очень многое сказать про «Суспирия». Можно похвалить хорошую работу Тома Йорка над саундтреком. Легко можно понять, что за основу использовалось музыкальное оформление оригинального фильма, но лишено неприятных резких шумов, стонов, криков. Таким образом Йорк достиг атмосферы затишье перед бурей, что только подчеркивает тревожную обстановку.

Удачной является выбранная для съемок основная локация: заброшенный отель в Итальянских Альпах. Также можно считать уместным выбор пастельно-серого цвета при коррекции кадра, в противоположность кислотным тонам «Суспирия» Ардженто. А еще можно восхищаться работой операторов монтажа при просмотре сцен в зеркальной комнате, в которых ни разу в одном зеркале не отразилась съемочная группа (по показаниям одного из инсайдеров, работа в зеркальной комнате была едва ли не самым сложным этапом съемок).

Но почему-то на выходе в Гуаданьино получилось скучное и затянутое зрелище, с явно завышенной самооценкой, которое хочется оставить в покое и не трогать, а оно под конец хронометража начинает бесноваться с такой страшной силой, что аж дух захватывает от отвращения и восторга от того, как это отвратительно. И послевкусие, казалось бы, пикантное, но по сути оно не стоило того, чтобы два с половиной часа страдать.

Р.S.: На Каннском кинофестивале совсем недавно развернулась полномасштабная акция протеста против харасмента. Поводом для этого стал скандал вокруг голливудского продюсера Харви Вайнштейна, которого обвинили в совершении в течение десяти лет многочисленных действий насильственного характера по отношению к женщинам, сотрудничавших с Вайнштейном. В числе женщин, которые публично заявляли про харасмент, была также Азия Ардженто, дочь Дарио Ардженто. Не успела осесть пыль интриг, как на большом экране Венецианского кинофестиваля была представлена «Суспирия» Гуаданьино, которая по сути является едва латентным манифестом женского коварства.

Все герои – красивые женщины, грациозно танцуют свои магические танцы, которые по сути являются злым ведьмовским отродьем. Мужской персонаж, как таковой, один, и тот сыгран женщиной. И даже этот единственный человек был использован женщинами в достаточно унизительный способ. Есть еще два человека на весь фильм, но роли у них беспощадно эпизодические, их даже считать не за что. Не то чтобы эти факты были связаны между собой причинно-следственной связью. Но иронию почувствовать можно.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

18 + двадцать =

×
Рекомендуем посмотреть